August 24th, 2009

Аватарка

Живое воплощение Бога

Аватарка

Я таких цифр и не знаю, в прикладном смысле

Аватарка

Ангелы и демоны

Начитавшись в ленте друзей мнений о пакте 1939-го года, начал завидовать "френдам".
Как все просто. Пакт о ненападении это или "Гениальная мудрость", или "Жуткая гадость".

Но ведь мы помним, что:
  • "Пакт о ненападении" сроком на 10 лет, был подписан Польшей и Германией 26 января 1934 года.
  • "Соглашение об экономическом сотрудничестве" было подписано 04 ноября 1935 года.
  • Немецкие специалисты консультировали поляков при создании сети концлагерей для борьбы с диссидентами в 1935-1937 гг.
  • 02 ноября 1938 года Польша получает Ужгород, Мукачево и Берегово, после Венского арбитража, назначенного Германией и Италией.
  • Передача части Словакии и Закарпатской Украины Польше была прямым следствием "Мюнхенского договора" (30 сентября 1938 года).
  • Единственной страной, которая не признала раздел Чехословакии, был СССР.
  • 31 марта 1939 года Великобритания предоставила Польше гарантии на случай агрессии.
  • 28 апреля 1939 года Германия разорвала Пакт о ненападении с Польшей.
  • Переговоры между СССР, Великобританией и Францией шли с апреля по август 1939 года.
  • Переговоры между СССР и Германией начались в конце июля 1939 года.
  • Именно Польша, начиная с 1934 года поддерживала Германию, в том числе, представляя её интересы в Лиге наций.
  • Именно у Польши были конфликтные отношения как с Германией (последствия Версальского мира), так и с СССР (последствия советско-польской войны).
  • Именно Польша в период переговоров, отказывалась согласиться как на условия Германии (Данцигский коридор), так и на условия СССР (право прохода войск при условии вооруженного конфликта с третьей стороной).
  • После подписания пакта в отставку ушло правительство Японии, настаивавшее на совместной японо-германской войне против СССР (кстати, не забудьте, что Япония так и не объявила войну СССР).
Несколько лет спустя, ненавидевший как Гитлера, так и Сталина, Черчиль писал: "В пользу Советов нужно сказать, что Советскому Союзу было жизненно необходимо отодвинуть как можно дальше на запад исходные позиции германских армий, с тем чтобы русские получили время и могли собрать силы со всех концов своей колоссальной империи. В умах русских калёным железом запечатлелись катастрофы, которые потерпели их армии в 1914 году, когда они бросились в наступление на немцев, еще не закончив мобилизации. А теперь их границы были значительно восточнее, чем во время первой войны. Им нужно было силой или обманом оккупировать прибалтийские государства и большую часть Польши, прежде чем на них нападут. Если их политика и была холодно расчётливой, то она была также в тот момент в высокой степени реалистичной."
Между прочим, те кто считает аморальным подписание "секретных протоколов" забывают, что уже 30 ноября 1939 года началась война война между СССР и Финляндией.
К этому моменту в Прибалтике был размещен корпус советских войск численностью до 50 000 человек.
Занятие Прибалтики было осуществлено летом 1940 года, сразу после того, как оказались разгромленными англо-французские войска и был оккупирован Париж.

Вам больше нравятся термины "Советская оккупация Прибалтики" или аннексия?
Ваше право.
Однако, в то время все действия СССР укладывались в нормы международного права.

Аватарка

В августе 1991-го

В 1991-м году я закончил второй курс Ленинградского Политехнического института.
Это была самая жуткая сессия за все 6 лет учёбы: из 5 экзаменов, с первого раза, я сдал только один. Два экзамена я сдал только с третьей попытки. Вообще-то, по правилам нашего факультета, 6 неудов гарантировали отчисление. Однако меня как-то не задело. Из пяти оценок у меня была одна "Отлично", две "Хорошо" и две "Удовлетворительно" (учитывая, что каждая пересдача каралась баллом в минус - это был максимальный результат для разгильдяя).
Летние каникулы я проводил у родителей в Североморске.

19 августа мама разбудила меня в 7-45. Она уходила на работу к 08-15, но в этот раз выспаться мне не дали.
"Вставай, Алёшка, что-то опять не так."
На завтра я получил тушеную капусту с сосисками (при всей моей всеядности, тушеную капусту я не люблю), к которой бы и не притронулся, если бы не мамина фраза: "Кажется, у нас переворот."
"Переворот" не был однозначно плохим словом. Это мог быть и злодей Пиночет, и хорошие ребята, вроде Томаса Санкары.
Поедая нелюбимо блюда я припал к телевизору.
Телевизор радовал классикой, несколько подзабытой с 1985-го.
За окном было обычное утро гарнизона.
Первый же выпуск новостей немного прояснил обстановку: "В СССР введено чрезвычайное положение."
Горбачев, "по состоянию здоровья", не может выполнять свои функции президента. Власть в руки берет комитет, который должен навести порядок.
Магнитолу родителей я включил часов в 10. Английский я знал плохо, но даже этого минимум мне хватило, чтобы понять - не я один ничего не понимаю.

Кроме всех прочих неприятностей, этим летом я ухаживал за собакой наших знакомых. Семейство укатило в Крым, а на моем попечении оставался роскошный ирландский сеттер.
Утренняя прогулка не принесла ничего нового. Город выглядел как обычно. Может быть, на улицах было чуть меньше людей в форме, было чуть больше патрулей. Но если бы не утренние новости, я бы на это не обратил внимания.
Изменения начались к обеду.
Люди в форме, кроме патрулей, вообще пропали с улиц.
Комендант (он жил в соседнем доме) приехал на обед на БТР.
Классическое искусство, прерываемое выпусками новостей, убеждало, что все в стране очень серьезно, но под контролем.

К вечеру военные вновь появились на улицах.
"Приказ, приказ! Нет приказа! Они там с ума посходили?! Что они хотят добиться?"
После пресс-конференции, напряжение спало.
"От этих ждать нечего. Все само собой рассосется."

Те, кто еще в воскресенье дебатировал вопросы как член Межрегиональной депутатской группы, попрятались.
Сторонники "твердой руки" собирались в кучки и спрашивали другу друга: "Ну что? Приказ есть?".
Самым тяжелым испытанием для "мирного населения" оказалось изменение в телепрограмме. "Маппет-шоу" было заменено очередным классическим шедевром.

Второй день переворота, 20-е августа, было спокойным.
Патрулей на улицах было не больше чем обычно. А офицеры открыто удивлялись отсутствию начальства.
Все мои прогулки с собакой (не меньше чем по 4 раза в день) приносили в дом только чувство недоумения.
Что же это за переворот, если ничего не происходит?
Правда, агентство новостей ОБС ("Одна бабка сказала") доносило слухи о тысячах арестованных и сотнях расстрелянных. Но все эти сотни и тысячи были из серии "У моего знакомого приятель слышал...".
Многие жаловались на то, что не работает междугородний телефон (а разговор тогда можно было заказать только через телефонистку). Но я прекрасно дозванивался в Ленинград.

На третий день по телевизору стали рассказывать о том, что в Москве военные поддержали Ельцина, а сам Ельцин выступил против ГКЧП.
К вечеру 21-го найти сторонника ГКЧП в городе было уже невозможно.
Зато "борцов за демократию" прибыло даже больше, чем было накануне.
Многие, с гордым видом, рассказывали как они саботировали решения ГКЧП.

Утром 22-го по телевизору показали Ельцина на танке, а вечером - Горбачева, в летней курточке.
Видеть Генерального секретаря ЦК КПСС (по совместительству - Президента СССР) не в костюме было странно.
Однако, стало понятно, что переворот не состоялся.
Тем же вечером стало известно о самоубийстве Пуго.

Вечером 23-го числа мой лучший школьный друг вернулся из похода.
"Я как всегда все пропустил", говорил он. "А что бы ты сделал?" - "Не знаю.".

По моему, это "Не знаю" было ключевым для большинства.
Тем же вечером мы смотрели передачу о событиях в Москве. То, что не показывали 19-го, 20-го и 21-го.
Увидев кадры съемки и комментарии о гибели трех защитников "Белого дома" мы выключили телевизор.
Как и каждому жителю гарнизона нам было понятно: военный переворот (путч, как его уже называли) обошедшийся такой малой кровью - это клоунада. А, учитывая, что гибель всех троих защитников была случайной - клоунада в квадрате.

Выводы для себя я смог сделать только много лет спустя, прочитав достаточно много материалов и поговорив с участниками событий:
  • Всё, что было заявлено как ГКЧП, это борьба одних чиновников (сейчас бы мы сказали -Федерального уровня) с другими (региональными).
  • Не смотря на свои убеждения, члены ГКЧП не были готовы, да и меньше всего хотели ввергнуть страну в хаос гражданской войны (Два-три жестких приказа и все защитники Белого дома были бы похоронены в его развалинах, а региональные противники ГКЧП поехали бы на Магадан мыть золотишко).
  • Армия была готова на любые действия, кроме самостоятельных. Четырежды преданная (Афганистан, Тбилиси, Баку, Вильнюс) она ждала приказа, но была обманута еще раз (Любой приказ был лучше молчания).
  • Собственно, активные участия в событиях принимали около 100 тысяч человек в Москве и 50 тысяч в Ленинграде (про митинги, где число участников было больше, я говорить не хочу). Всем остальным было или наплевать, или они просто ждали чем дело кончится.
  • Итогом этой "идеалистической авантюры" стали не запрет КПСС, развал СССР или победа демократии, а смена одних чиновников другими. Доросших до верхушки сменили те, кто был лишен такой возможности (вспомните, кто выступил против ГКЧП и кто потом просидел на местных тронах дольше других).
  • Среднее начальственное звено показало себя самым трусливым. Они просто исчезли с понедельника по среду.
  • Единицы тех, кто помнил присягу, выполнили приказы "о наведении порядка" и были вышвырнуты со службы сразу же.
  • Двурушники (вроде Грачева и Лебедя) которые одним ухом слушали Язова, а другим Ельцина - выплыли наверх.
Вот такой получился триумф трусов и двурушников.
Одни трусы боялись брать на себя ответственность. Другие трусы окружали себя безоружными людьми.
Жаль, что справедливые концы бывают только в сказке.

Два года спустя "победители" перегрызлись между собой.
Только у них уже не было моральных принципов. Трое погибших по глупости в августе 1991-го обернулись десятками убитых в октябре 1993-го. Тогда же исчезла и иллюзия демократии.