February 16th, 2010

Аватарка

Молниеносный катарсис

 Ах, как хорошо жилось древним грекам.
 Как только шум в отдельно взятой ячейке общества превышал допустимые пределы и долетал до Олимпа, мешая богам вкушать амброзию, тут же являлся Зевс, вооруженный молниями, и очищал семейные отношения методом полного испепеления наиболее громкой стороны.
В нынешние времена монотеизма и всеобщей любви друг к другу в разнообразной форме, в лучшем случае, наименее шумящей стороне предложат подставить вторую щеку и непрерывно радоваться проявленному к ней вниманию.

И только изредка старым богам удается взять реванш.
Иногда, с помощью обычной молнии. Правда, молния эта уже не в руках Зевса, а скромно расположилась на детской курточке. Но от этого не перестала быть грозным оружием.

Утро. Сборы. Мама с папой спешат на работу, но ребенок совершенно не торопится в садик.
Мама, застегивая молнию на детской курточке, срывает замок и....  И виноват во всем оказывается папа.
В это ничего удивительного нет. Современная цивилизация убеждает женщину всеми доступными способами, что во всех бедах и всегда виноваты мужчины. А один из них, тот который чаще всего под рукой, достоин того чтобы предать его всем казням египетским...
Он сам, как правило, воспринимает это стоически.
Но иногда, как в этой ситуации, он задает вопрос: "Но я-то здесь при чем?"
И вот уж после этого он слышит про себя и свои вины действительно все.
Главное, что от сотрясения воздуха проблема "Как отвести ребенка в детский садик, при условии что на улице -10, а единственная зимняя куртка не застегивается" сама по себе не решается.

Начиная с этого момента вложенные рефлексы заставляют каждого из участников сцены действовать по своему.
Мама хватает иголку с ниткой и пытается зашить ребенка в куртку.
Папа судорожно ищет осеннюю куртку и прикидывает когда открываются мастерские по ремонту молний.
Ребенок, видя это мельтешение, сопровождаемое взаимными претензиями, истерично орет.

И вот тут, если повезет, на папу может снизойти катарсис.
Потому что он действительно ни в чем не виноват.
Потому что это именно ему предстоит бегать и искать место, где молнию починят раньше, чем начнется прогулка в детском саду.
Потому что любить своего ребенка можно вне зависимости от отношения к его матери.
И как только это осознается в полном объеме, крики второй стороны перестают восприниматься иначе, чем надоевливый шум.
А жизнь начинает играть красками и одаривать так ценимым душевным покоем.