March 31st, 2014

Аватарка

Останки 90-х на газонах

Бороться с ларьками, оккупировавшими в свое время все остановки общественного транспорта и значительную часть газонов начали довольно давно и в прошлом году в нашем районе этот процесс практически завершился. Однако, теперь наши газоны выглядят ужасно. Вот две наиболее характерные фотографии сделанные мной вчера:
[Spoiler (click to open)]
WP_20140330_003
WP_20140330_001

Остановки в более-менее приличный вид уже привели, а вот восстанавливать газоны, насколько я понимаю, не собираются. В муниципальном совете мне сказали, что у них сейчас лежит 19 заявок на такие точки, но денег в этом году хватит только на две, районная администрация переадресовала в муниципалитет, городская - в районную. Уточнил в одной из фирм по благоустройству сколько будет стоить ликвидация фундамента с первой картинки - 170 000 рублей (разбить фундамент, вывезти мусор, завезти землю, восстановить газон), так что и ТСЖ этого не потянет.
Видимо, долго еще любоваться нам этим "наследием".
Аватарка

Очередной приз журналистам-математикам

Аватарка

О правильном истолковании фамилий

Когда я учился в школе, а потом в институте, то в свидетельстве о рождении или в паспорте, в соответствующей графе, у каждого из нас была указана национальность. В тем времена нам не объясняли зачем это нужно и мы не обращали на это внимания. Теоретически было понятно, что Иванов и Сидоров - русские, Кандыба и Петренко - украинцы, Минсадыков - татарин, Сафаров - азербайджанец, Эйгензеер - немец, а Боас и вовсе грек. На самом деле это было не всегда так, но это не мешало, не обращая внимания на записи в графах, дружить и драться в произвольных комбинациях.
Когда тоталитаризм обернулся к нам человеческим лицом на это стали обращать внимание.
[Spoiler (click to open)]
Первым на это обратил внимание Боря Файнберг. До этого он считался русским и писал это во всех анкетах, но в 1990 году он открыл нам страшную тайну: на самом деле он немец, происходящий из какого-то древнего рода крестоносцев. А потом, лет пять спустя, он уехал в Израиль, оставив нас в недоумении относительно своей истинной принадлежности. Увы, не знаю где он сейчас и жив ли он еще.

Вторым был Дима Шервашидзе, который так же считался русским (его предки переехали в Москву, а потом в Питер еще в 19-м веке), но в 1990 он стал грузином и долго проповедовал нам, что "идзе" - это признак принадлежности к дворянскому роду, а потому со всякими "швили" ему теперь дружить неприлично. Спустя еще пару лет он рассказал нам, что Шервашидзе это грузинская форма абхазской фамилии и уехал в Абхазию. Увы, и его дальнейшая судьба мне неизвестна.

Потом Юра Полянов, опять же ранее русский, превратился в Юриса Палаускаса, чистокровного латыша, и уехал выискивать наследственные домовладения предков в Ригу. Кажется, ничего он там не нашел, хотя и до сих пор где-то там обитается. Когда лет 5-6 назад он приезжал в Питер последний раз, то демонстрировал прекрасное владение латышским, хотя проверить его мы и не могли за полным незнанием такового.

Мати Мяге, эстонец, повелел считать себя финном, куда и переехал. Правда в Финляндии его финном не признали, поэтому он женился на шведке и переехал с ней в Норвегию. Сложный случай.

С Колей Тарасюком было хуже. Имея папу-украинца и маму-русскую он запутался в выборе и, после того как стал Миколой в первый раз, как минимум один раз реинкарнировал в Николая. Не знаю, как звучит его имя сейчас и чье гражданство он принял в конечном итоге, но живет он сейчас в Чехии.

Но хуже всех было Саше Яремичу. Как и многие другие раньше он числился русским, но потом записался в белорусы. В середине 90-х он решил, что все-таки поляк и из хорошего рода, хотя и не мог этого доказать. Под конец столетия Саша мутировал в Словака и переехал в Казахстан, где его дядя добился какого-то ответственного и хорошо оплачиваемого положения.

Их было не так уж и много, тех кто поставил во главе всего свою фамилию и национальную принадлежность, но как они ухитрились запудрить мозги остальным до того, что распадалась многолетняя дружба, а старый добрый сосед превращался в нового злейшего врага.

Более жалкими чем эти были только расплодившиеся потомки дворянских родов, но об этом в другой раз.