ivalnick (ivalnick) wrote,
ivalnick
ivalnick

Category:

"Однажды в студёную зимнюю пору"

Как минмум двое моих читателей заинтересовались самим процессом расставания с шапкой, историю которой я выкладывал. В этом нет ничего пошлого или тайного, поэтому не вижу препятствий, чтобы рассказать о ней.
Правда, выяснилась еще одна неточность: с шапкой я расстался не 23 а 22 февраля, но сути это не меняет.

23 февраля 2002 года приходилось на субботу, поэтому все корпоративные правила требовали отметить этот праздник еще в пятницу 22-го. При этом, 23-е число второго месяца было хоть и праздничным но не выходным днем, а потому отмечалось несколько иначе. Свое лично отношение к этому празднику я каждый год напоминаю, но в тот день, пока мои коллеги предвкушали корпоративную вечеринку с холодной водкой и вкусными салатами, я собирался домой. Всё это совсем не потому, что я не любил посидеть с коллегами за "рюмкой холодного чая", но по причине наличия младенца.
Ирина, моя жена, училась на вечернем факультете, а Лиза, наша полугодовалая дочь, никак не могла оставаться дома одна. Бабушки и дедушки жили далеко, а на няню мы еще не зарабатывали, вот поэтому четыре дня в неделю (понедельник, вторник, четверг и пятницу) я убегал с работы ровно в 16-30 (с согласия своего работодателя), чтобы в 17-30 моя жена отбывала в сторону интитута. Пробелемы командировок я оставляю за кадром, но четыре дня в неделю мои вечера выглядели однозначно: в 17-30 я дома, полутарочасовая прогулка с ребенком, кормление, тетёшканье, купание, кормление и отход ко сну. Приходя домой Ирина заставла два спящих тела: маленькое в детской кроватке и большое на стуле с той самой кроваткой.
Но именно в тот день, 22 февраля 2002 года, все случилось немного иначе.

Прибыв домой ровно в 17-15 я принял младенца с рук на руки, получил руководящие указания и приступил к их исполнению.
В 17-30 я уже вышел из дома, управляя коляской с младенцем внутри. Легкий морозец и небольшой снег быстро усыпили младенца и всё время прогулки я грезил о том, как получить премию. Начиная с премии на работе в размере оклада и заканчивая Нобелевской, любой из которых должно было хватить для установки в детской стеклопакета, который раз и навсегда решит проблемы сквозняков.
Спуск и подъем, а так же управление коляской на прилегающих территориях при спящем ребенке, требуют совсем немного участия мозга. Но вот когда, вернувшись домой, я обнаружил отсутствие сумки на коляске, я впал в панику. Вот так вот разом перевести себя из разряда "ответственных отцов" в категорию "лохо несчастных", которые в трезвом виде и здравой памяти теряют нужные вещи, я был не готов. Не то чтобы там было что-то очень нужное и ценное. Что может быть ценного в сумке от коляски зимой? Набор салфеток и запасное одеяло? Цепь с замком для пристегивания коляски? Сама сумка? Да там только это и было. Но даже такая утрата пробивала в нашем бюджете дыру.
Вдруг мне показалось, что я видел сумку на коляске как раз когда мы подъезжали к подъезду. Сбегать и проверить - пять минут. Ребенок спит, а значит это время у меня есть. Вперёд!
Два раза пробежав вдоль дома туда и обратно я понял, что либо потерял её в другом месте, либо её кто-то уже нашел. В любом случае, мне требовалось поторопиться домой, где Лиза могла проснуться и попробовать выбраться из коляски самостоятельно, что было опасно для неё и ужасно для меня. У входа в подъезд стояли трое парней, который я заметил еще когда входял с коляской. Я торопился и, даже когда они ввалились за мной в грузовой лифт, я не обратил на них внимания. Им был нужен второй этаж, мне - двенадцатый. Двери лифта закрылись, лифт тронулся...
И в самый последний момент я увидел блеск лезвия направленного мне в бок. Спасибо инструктору по рукопашному бою, который довёл реакцию до уровня инстинкта: я упал и закрыл голову. (Долгими зимними вечерами я еще не раз смотрел на свою дубленку, которая была на мне в этот вечер: разрез от печени до подмышки. Да упади я на доли секеунды позднее, я бы не в ЖЖ и Твиттере, а у архангелов писал свои сообщения.) Увы, уйдя от ножевого удара, в условиях ограниченного пространства лифта, уйти от ударов ногами я уже не смог. Второй же удар в голову лишил меня сознания.
Очнувшись, спустя какое-то время, я понял что лежу на полу грузового лифта. Потом меня заволокло туманом, из которого меня вывел только женский голос, убеждавший меня лежать и не дергаться. Я всё еще пытался объяснить, что у меня дома маленький ребенок и мне срочно нужно туда, когда понял, что лежу на каталке, к которой Ирина прижимает меня своим телом, объясняя, что всё уже в порядке. Как оказалось, это было уже около полуночи в приемном покое "Александровской больницы".

Ирина, открывая домашнюю дверь, как обычно в половине одинадцатого, немного удивилась, что мы еще не спим: она четко слышала Лизино "гугление" и мое "сюсюканье". Но увидев в прихожей разрезанную и окровавленную дубленку, поверх которой валялись мои зимние ботинки, она остолбенела. Разгром в прихожей и мирные звуки из детской не сходились в её голове. Зайдя в комнату она обнаружила радостного младенца, в домашей одежде и сухом памперсе, с двумя пустыми бутылочками из под сцеженного молока. Вот разве что следов купания не наблюдалось.
А рядом с младенцем сидел папа, который старательно поворачивался к ребенку более-менее целой частью лица и "сюсокал" вопреки своему обыкновению.

Я действительно совсем не помню что и как происходило между началом грабежа и тем, как я очухался в приемном покое. Ни кто сейчас не может сказать как скоро и каким образом я попал домой. Но Ирина, вызвав скорую и попросив знакомых срочно прибежать и посидеть с ребенком, потом еще два часа убеждала меня, что "всё в порядке", прежде чем я пришел в себя.

Можно считать, что я легко отделался: разрезанная дубленка, пропавшая шапка, пропавшая барсетка с кошельком (там было-то рублей 50), сотрясение мозга, рассеченная брось (накладывали швы) и множественные гематомы. Паспорт уже на следующий день принесла добрая женщина (которую Ирина вознарадила коробкой конфет), права мне потом пытался продать "добрый человек" за 500$ (и был послан), военный билет пропал. Последствия сотрясения начали проявляться лет 7-8 спустя.

Самое смешное, как потом оказалось, всё это время сумка от коляски лежала в комнате. Ирина сняла её во время утренней прогулки, а её наличие на ручке было моими ложными воспоминаниями.
Tags: Жизнь, Личное
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments