ivalnick (ivalnick) wrote,
ivalnick
ivalnick

Category:

Видны ли звезды из колодца

Дачная болезнь овладевает человеком внезапно. Еще вчера это был ваш друг-сосед-коллега, который радовался раздельным теплым санузлам, молился на горячую воду и центральное отопление и, кроме того, брезгливо морщился увидев голубиный помет. Но это было вчера, а вот уже сегодня в пятницу он мчится от всех благ цивилизации, на встречу холодной воде, добываемой из колодца, дровам, поганому ведру в известного вида строении, да еще и философствует о свойствах навоза в разрезе созведий.
Оставьте его - он уже неизлечим. Более того, он заразен.

Сергею Викторовичу дача досталась внезапо, даром и в готовом состоянии. Упомянувшая его в завещании двоюродная тетя была полна воспоминаний об его галантном отце, а ценность двухкоманатной квартиры на Марата и дачи в Гадюкино представляиась ей сопоставимыми, как в 60-е года XX-века, когда она стала их владелицей. Сергей Викторович был достаточно бескорыстен, чтобы не лишать такой жилплощади единственного её сына, но благоразумен, чтобы не остаться с носом. Вот так он и превратился в "эсквайра": владельца шести соток с домиком и прилагающимися радостями.
Первые два года, как и положено, Сергей Викторович использовал наследство как чулан и площадку для пикников с шашлыками. Отсутствие жены и детей позволяли ему наезжать туда как можно чаще, а делать там как можно меньше. Но при очередном отъезде Сергей Викторович обнаружил на участке две вскопанные грядки, в которых что-то, явно культурное и съедобное, пыталось вырасти. Это был первый звоночек, но с него мы и начнем нашу историю,

Третий и четвертый год прошли в метаниях между увеличением числа грядок и желанием заасфальтировать весь участок. А на пятый год, вместо традиционного сентябрьского моря в Крыму-Турции-Египте, Сергей Викторович провел свой отпуск на даче. Спасити его было уже невозможно, но застрявшие в повседневности частички души, требовали прихода цивилизации на отдельно взятый мангал площадью в 6 соток.
К тому моменту дачные нужды Сергея Викторовича в воде от ведра, добываемого из колодца под романтичный скрип цепи, выросли более чем и уперлись в необходимость поливки грядок и цветника. Колодезное ведро было разжаловано в мусорное, а колодец был порабощен погружным насосом. Спустся какое-то время, кажется зимой, погружной насос был разоблачен в неспособности работать при заморозках и потребовал замены на насосную станцию.

Имея инженерное образование и умелые руки, практически всё на своем участке Сергей Викторович старался сделать сам. И он делал это с неизменныим успехом. Таскание круглого и катание плоского доставляло ему массу удовольствия, но работал он в расчете на конечный результат водификации фанерно-щитового домика и уже установленных средств полива. Ведро и погружной насос, как двигатели регресса, были отвергнуты и заменены погружной насосной станцией, обещавшей решение всех проблем. Шестиметровый шурф вдоль колодца, наполненный проводкой для воды и электричества, ознаменовал собой начало новой жизни. Он же обозначил и конец, который был слегка непредсказуем.
После окончания предварительных работ в колодец была погружена станция, подсоединена к начинке и запущена в эксплуатацию. Соседи со всех смежных участков были приглашены для празднования, а неоптиченные владельцы дальних участков зависливо вдыхали запах шашлыков и вина.

Тут надо сделать отступление и объяснить, что хотя все предварительные работы Сергей Викторович провел сам, непосредственно установку и монтаж станции в колодец проводили специально нанятые таджики, с образованием от высшего-инженерного до высшего-специального. По окончании работ они оставили инструкцию по эксплуатации на пяти листах формата А4, которые Сергей Викторович не прочитал. Ну кто же читает таджикские бумажки?

Кайф обладания водяными ресурсами продолжался три месяца, пока не настал октябрь. В очередной приезд на дачу Сергей Викторович обнаружил, что воды из крана течет чуть менее чем никсколько. Слуховой аудит работоспособности станции, выполненный методом перегибания через дверку колодца, позволил обнаружить признаки работы станции, но и заставил расстаться с очками, мобильником и пультом сигнализации от машины, которые, в момент описанного перегибания, под действием силы тяжести просыпались в колодец из нагрудного кармана.
Обуреваемый желанием спасти утраченное, восстановить водоподачу и подгоняемый своей инжереной смекалкой, Сергей Викторович бросил в колодец конец и... В смысле, он закрепил прочный тросс, опустил его в колодец и приступил к спуску.
В колодце его ждали сразу три открытия:

  • Вода в колодце очень мокрая.

  • Вода в колодце очень холодная.

  • Песчаное дно колодца, на фоне которого так хорошо смотрятся станция и утерянные предметы, находится, как минимум, на два метра ниже уровня воды.

Сочетание этих факторов и отсутствие подручных приспособлений намекали на необходимость перевооружения и повторного проведения операции, но... Но веревка была очень гладкая, до верха было шесть метров, а Сергей Викторович утратил школьный скилл "ползания по веревкам вертикально вверх". И это был провал. То есть облом. то есть, Сергей Викторович завис на уровне шести метров под землей, совершенно неспособный подняться вверх и нежелающий опуститься вниз. Помня сказку про лягушку и молоко, некоторое время, он бил ногами, но ни вода, ни бетонные стенки колодца категорически не хотели превращаться не только в сметану, но и в подобие выхода.
Устав трепыхаться, Сергей Викторович предался размышлениям, которые неуклонно приводили его к давно услышанному, что днем из колодца можно увидеть звезды. Мужская гордость, запрещавшая обращаться за помощью, боролась с мужской мудростью, просившей помощи в критической ситуации, и проиграла. Сергей Викторович закричал "Мужики!!!", потом он говорил "Люди!!", потом он сипел "Кто-нибудь!". Увы, в октябре и в будний день совсем немного желающих послушать звуки доносящиеся из колодца, да еще и соседского.

Как потом показали часы, Сергей Викторович провел в колодце почти три часа, но за это время:

  • Он орал, говорил и сипел всё время, переходя от первого к последнему.

  • На первом часу дал зарок не спускаться в колодец в одиночестве.

  • Но втором часу зарекся в одиночестве лазить по крышам.

  • На третьем часу отказался от поездок на дачу в одиночку.

  • На четвертом часу отказался от звания почетного холостяка и приступил к подбору невесты.

  • На пятом часу был готов женться на первой, кто окликнет его сверху.

  • На шестом часу он был готов жениться даже на первом.

  • На седьмом он пообещал продать дачу, если уедет с неё самостоятельно.

Личное время бежало впереди абстрактного, но их ход был совмещен обнадеживающим голосом сверху: "Хозяина? Всё в порядке?".

Даже сейчас, спустя полтора года, Сергей Викторович, сидя у печки и взяв жену за руку, дрожит от мысли, что это могли быть обычные гастарбайтеры, которые ушли бы прочь не услышав ответа, а не его работники, которые и выкопали этот проклятый колодец. Они зашли на участок увидев, что машина стоит, дом открыт, колодей открыт, а хозяина нет. То есть, они увидели это на два часа раньше, чем заподозрили неладное и решили проверить.

А вопрос со звездами так и остался открытым. Ведь на колодце был домик, который заслонял небо.
Tags: Байки, Дача, Юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments