ivalnick (ivalnick) wrote,
ivalnick
ivalnick

Categories:

ЖОЛ: О Ване, Ане и любви. (2011)

История о Ване у меня была существенно больше, чем я опубликовал.
Но смешивать три истории в одну было не хорошо, а потому я выдрал из неё только одну сюжетную линию.
Сейчас публикую вторую, которая посвящена девушке, ради которой Ваня переехал в Петербург.
Ваня и Аня познакомились в 1995 году, когда Аня первый раз приехала на летние каникулы в село к дедушке с бабушкой, которые только что купили там дом. Рыжеволосая пухленькая хохотушка быстро подружилась с Ваниными младшими и сестренками и влилась в местную молодежную компанию.
Компания была сильно разновозрастная (от 12 и до 30 лет), но за отсутствием в селе большого числа развлечений, почти все они собирались по вечерам на берегу реки, где жгли костер, пытались танцевать под старенький магнитофон. Старшие не отказывали себе в стаканчике-другом самогона, пока младшие пекли картошку.
Не знаю, обратила ли тогда Аня на Ваню внимание, но сама она крепко наступила ему на сердце.
Понимая, что пятнадцатилетняя городская школьница и двадцатипятилетний деревенский мужик, к тому же находящийся в розыске, это плохая пара, Ваня ничего не мог с собой поделать. И никак не мог это скрыть. Конечно, бить её малолетних ухажеров Ваня не стал, но им хватало и разговора с глазу на глаз о том, что с ними будет если они не будут держаться от неё подальше, а тем более попробуют руки распустить. Первое время в компании думали, что Ваня просто защищает подружку своих сестренок от всяческих случайностей, но когда обнаружилось что при этом он, первый парень на деревне, перестал ходить по девчонкам и почти что бросил пить, правда выплыла наружу.
Сама Аня заметила это только к концу лета. Ей, конечно, льстило такое внимание, но не более того.
Зато на следующий год, когда повзрослевшая во всех смыслах Аня и истосковавшийся по ней Ваня встретились, неизбежное случилось. Все два месяца, которые она провела в селе, они больше напоминали попугаев-неразлучников, расставаясь только под утро на несколько часов, чтобы поспать. Лето пролетело быстро. Уезжая Аня сказала: "Ничего не говори. И ничего не обещай. И я тебе ничего не обещаю. Провожать меня не приходи. Я приеду через год и тогда посмотрим."
Год до следующего лета Ваня прожил в черно-белом мире, разбавленным работой до отупения или самогоном до полной отключки. Кроме того, что ему физически не хватало этой девушки рядом, Ваню буквально душила ревность при мысли о том, что сейчас за ней может ухаживать кто-то другой.
Следующим летом Аня приехала только в августе и на две недели, привезя, кроме себя самой, две новости: она закончила школу и она поступила в институт. А перед отъездом у них состоялся разговор, и она высказалась прямо и в лоб: "Ваня, я тебя очень люблю и мне с тобой очень хорошо. Но я так не могу. Или ты переезжаешь ко мне в город, или мы с тобой расстаемся. Где жить там у меня есть, на что жить - придумаем. Выбирай, только делай это прямой сейчас: Да или Нет?"
Ваня попытался объяснить её свою ситуацию, но Аня не хотела ничего слушать: "Не могу это значит нет, а на нет и суда нет. Прощай."
Летом 1998 Аня приехала в деревню на месяц и старательно избегала встреч с Ваней, а когда этого всё-таки не удавалось, то игнорировала его. Её самой это помогло, а вот тем неосторожным, кто на неё заглядывался или пытался ухаживать, нет.
Летом 1999 Аня не приехала. Ваня ждал её до последнего дня лета, подкарауливая у их дома, периодически посылая своих сестренок к её бабушке с дедушкой, чтобы они хоть что-нибудь узнали, но всё было без толку.
К Новому году Ваня, которого в селе уже ничего не держало, узнал от своей сестры Анин адрес, собрался и рискнул поехать в Питер. Он, собственно, даже не очень знал зачем он едет и чем это закончится, но очень хотел увидеть Аню хотя бы еще один раз, а потом - будь что будет.
Больше суток Ваня простоял перед её подъездом, надеясь, что она пройдет мимо. Каждый раз он говорил себе, что если в течении часа она не появится, то он поднимется и позвонит ей в дверь, но час проходил и Ваня переносил установленный себе самому срок. Когда он, промокший, замерзший и голодный, увидел Аню, выходящую из подъезда, то не поверил своим глазам. А еще меньше он поверил своим ушам, когда услышал: "Ну наконец-то! Я так тебя ждала!" Вечером того же дня, после знакомства с Аниной мамой, они переехали в комнату в коммуналке на Петроградке, которая досталась Ане от отца.
Анина мама помогла с документами, помогла и с работой. Да и с деньгами, по большому счету тоже очень помогла. В коммуналке им принадлежали две комнаты. Но если одну Аня использовала для вечеринок с однокурсниками и прочих увеселений, а остальные использовали её как склад для дачных вещей, то вторую комнату они сдавали. Анина мама пожертвовала эти деньги в пользу влюбленных.
Первые полгода оказались медовыми и наполненными счастьем. Утром Аня уезжала в институт, а Ваня занимался уборкой и готовкой, приводил их гнездышко в порядок и, дождавшись Аню, уезжал на работу. Когда он возвращался Аня уже спала, но это им никогда не мешало получить свою долю любви.
Потом начались мелкие шероховатости. Ваня очень ревновал Аню и очень неохотно отпускал её на вечеринки или дни рождения, если она не могла пойти туда с ним. Но и Аня, которая не привыкла сидеть дома, не могла без встреч с друзьями и подругами. Ваня психовал, но терпел. В свою очередь и Аня, когда в пятницу Ваня приходил с поллитровкой, начинала беситься. Ссор становилось всё больше и больше. Какое-то время они заканчивались бурными примирениями в постели, но потом, то Аня уезжала на день-другой-третий к маме, то Ваня убегал на работу, где и оставался ночевать.
Через полтора года, осенью на пятом курсе, Аня забеременела. Не сказав ничего Ване она отправилась к маме, чтобы посоветоваться как быть. Мама категорически настаивала на аборте, объясняя, что сперва надо закончить институт, потом выйти замуж, а уж потом... "Жить ты можешь с кем хочешь и как хочешь, это твоё дело. Но ребенок это ребенок и надо быть к нему готовым." С Ваней Аня решилась поговорить только через три месяца. "Ну не знаю, - сказал он - как-то это не совсем ко времени, да и..."
Это да и решило всё. Четыре месяца назад Аня ездила с подругой на море, из-за чего они с Ваней в очередной раз поссорились, а потом две недели она жила у мамы. На следующий же день Аня сделала аборт. Как потом оказалось, аборт неудачный. Спустя два года врачи поставили ей диагноз бесплодие.
Потом Аня вышла на работу и Ванина ревность приняла патологический характер. Он постоянно звонил ей на работу, проверяя, что она на месте, а не с кем-нибудь или где-нибудь. Если же она задерживалась по дороге с работы хотя бы на пять минут, то у Вани начинало стучать в висках и он уже представлял её целующийся с кем-нибудь прямо в подворотне. Когда она приходила, особенно зимой, он тщательно и, как ему казалось, незаметно искал следы поцелуев или чужого парфюма. Ваня понимал, что всё это глупо, но поделать с собой ничего не мог. Тем более, что и Аня была так же ревнива, но ей, в отличии от него, поводов для ревности было совсем не нужно.
Запятую в их отношениях поставила машина, которую Анина мама подарила ей в честь окончания института, а так же компенсируя своё чувство вины из-за неудачного аборта. Аня мечтала о машине с детстве. Просто кататься на машине деда её не устраивало, тем более на москвиче. Ей хотелось свою машину и она её получила: пусть и не новую, но девятку цвета мокрый асфальт. Сказать что Ваня был в бешенстве - это ничего не сказать. Ваня был против машины вообще, против того, чтобы Аня ей управляла в частности, злился, что с ним не посоветовались.
В этот раз они разошлись почти на месяц.
Потом они сходились и расходились. Периодически то Аня, то Ваня жили в их гнездышке в одиночку. После очередной размолвки Ваня, когда вернулся через две недели, застал Аню в кровати не одну. Аня еле-еле удержала его, пока её любовник, схвативший свои вещи, судорожно одевался в коридоре. А еще через пару недель уже Аня застала его с подругой. Они прощали друг другу эти измены. Или делали вид, что прощали. В любом случае, их совместная жизнь теперь не продолжалась больше недели, а расставания составляли не меньше двух.
Последнюю ночь они провели вместе накануне мартовских праздников 2005-го года. Вечером после посиделок на работе они столкнулись у метро. Аню провожал её любовник, Ваня провожал свою любовницу... Больше ни один из них не ночевал в этой комнате ни разу: Аня сразу перебралась к маме, а Ваня переехал к любовнице.
Полгода они не видели и не слышали друг друга. Все попытки их общих знакомых что-то сказать или что-то спросить относительно бывшей половинки непреклонно пресекались обоими. Но в первых числах октября Аня позвонила Ване и попросила приехать встретиться к ним в комнату. Сейчас уже ни кто не узнает о чем думал Ваня когда ехал на эту встречу, но приехал он туда с цветами и шампанским. Аня прямо с порога сказала ему, что беременна, беременна от другого, аборт делать не собирается, в то что Ваня примет её с чужим ребенком не верит, а потому ему следует собрать и вывезти свои вещи, которых за пять лет накопилось немало, и отдать ключи. Сама Аня жить там тоже не собиралась, а свои вещи уже собрала и вывезла.
Это была их последняя встреча. Может быть они что-то слышали о друг о друге, но не встречались и не созванивались.

8-го марта 2010 года Ваня позвонил Ане на сотовый.
- Я хочу тебя увидеть.
- Зачем?
- Я хочу начать всё с начала.
- Поздно. Нам уже ничего не исправить.
- Ничего не поздно, пока мы живы. Веришь мне?
- Не знаю.
- Но встретишься со мной?
- Да.
- Ты счастлива без меня?
- Нет.
- Тогда увидимся и хотя бы поговорим. Я позвоню тебе в среду. Ты сможешь?
- Да.
- До встречи.

Но в среду Ваня не позвонил. Утром он пришел на работу и умер.
На похороны Аню не пустили.
А еще через неделю она ушла от мужа и сейчас воспитывает сына одна. Сына зовут Иван.
Tags: Гендерные войны, Жизнь обыкновенных людей
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments