ivalnick (ivalnick) wrote,
ivalnick
ivalnick

Categories:

Три бутылки лимонада

Возможно кто-то этого уже и не помнит, но сорок лет назад главным праздником в нашей стране был не День победы и не Новый год, а День очередной годовщины Великой Октябрьской Социалистической Революции ("День седьмого ноября - красный день календаря."). В этот день, после просмотра парада и, обязательного для некоторых, участия в демонстрации, было принято накрывать столы в лучшем виде и приглашать гостей.
Вот и в двухкомнатной квартире гарнизонного города две лейтенантские жены с детьми встречали этот праздник сорок лет назад...

Тут надо сказать, что жена лейтенанта это вам не жена капитана, а тем более полковника или генерала. Это даже не жена курсанта военного училища, который приходит домой на выходные, а начиная с третьего курса еще и по средам. Лейтенант уходит на службу в шесть утра понедельника и возвращается когда получится. Теоретически, это должно случиться в субботу после обеда, если лейтенант не окажется на вахте (а кто еще должен сидеть на вахте в выходные?), гауптвахте (это конечно исключение, но и здесь у лейтенанта шансов на попадание больше), если ему не объявлен оргпериод (индивидуальный, потому как надо), я уже не говорю про выход в море (а в этом случае все равны: от матроса до адмирала).
Так вот и эти два лейтенанта, жены которых накрывали праздничный стол, в первый понедельник октября ушли на службу и не вернулись. Когда ни один из них не пришел домой в ближайшие выходные, то это было воспринято нормально - так уже было. В конце концов, корабль, на котором они оба служили, стоял у причала, так что их ждали если и не в эти, то в следующие выходные. Вторые выходные лейтенантские жены провели так же вдвоем, если не считать детей. А к третьим выходным они обнаружили, что корабля у причала нет.
Сейчас, во времена интернета и мобильной связи, трудно себе представить, что такое не иметь информации. А вот тогда даже стационарный телефон был положен отнюдь не каждому, а уж тем более не лейтенанту, поэтому элементарно сообщить о том, что ты застрял на вахте или уходишь в море было невозможно физически.
Но на то они и офицерские жены, чтобы терпеливо ждать. И они ждали. А праздник всё приближался.
Банковские карточки отсутствовали в то время как класс, вместе с интернетом и мобильной связью. Но количество денег у жены лейтенанта конечно и, если его не пополнит вернувшийся со службы муж, то оно может приблизиться к нулю. А деньги муж получает наличными, у финансиста, в базе...
Конечно, покупки в магазинах сводились к хлебу/булке, молоку, картошке и капусте, потому что ничего другого там купить было невозможно. (Это я вам как доктор говорю, потому что дважды в год, уезжая из Ленинграда, мы тащили с собой огромную сумку из элитного дермантина, набитую мясом, пельменями, сосисками, колбасой и курами. В Североморске всего этого было купить невозможно. Если только рыбные пельмени, прости меня Господи... Но о том, что такое голодать, мы узнали значительно позднее, а тогда рыбные пельмени не ели даже запойные алкоголики без копейки в кармане. Брезговали.) Товары дешевые, но не бесплатные.
Утром седьмого финансы пришли в полный упадок. На двоих оставалось ровно 90 копеек, из которых 30 ушло на молоко, 16 на хлеб, 42 на сметану. В активе оставались две копейки и потенциальные 15 копеек за молочную бутылку, если успеть её сдать.
Стол просил и требовал украшения, а дети просили чего-нибудь этакого.
Чудо случилось днем. Вынося мусор, одна из жен нашла на лестничной площадке четыре пустые бутылки из под пива. Ей, дочке подполковника и внучке полковника, было как-то неловко подбирать пустые бутылки у мусоропровода, а поэтому она обратилась к своей соседке, дочке полковника, на предмет допустимости такого деяния.
Дети спали и у них было около часа, чтобы обсудить ситуацию во всех пикантных подробностях за чашкой кофе на кухне. Обсуждение прервалось с первым писком ребенка из одной из комнат и взвизгом второй мамы: "Пока мы тут кофе пьем их там уже соседи могли забрать!".
К счастью, все три пустые бутылки всё ещё стояли на месте. Будучи вымыты дважды с мылом и ершиком, они присоединились к молочной бутылке и двум копейкам наличными, а затем направились в магазин. Три бутылки по 20 копеек + одна за 15 (это еще повезло, что в молочке принимали пустую посуду) + 2 копейки дали в сумме 77 копеек, которых не хватало ни на что. Даже самое дешевое пойло, без которого не мыслим праздничный стол, стоило 98 копеек.
Но, праздник есть праздник, а гулять - так гулять.
Праздничный стол был украшен салатом из капусты, нарезкой из сырокопченой колбасы, картофельным пюре, сосисками и тремя запотевшими бутылками игристого напитка, рядом с которыми лежала неразменная двухкопеечная монета.
Лимонад "Буратино" производства местного лимонадного цеха, стоил тогда ровно 25 копеек. И он стоил тех пяти копеек, тем более, что бутылку потом можно было сдать.

Потом еще несколько лет подряд на седьмое ноября в дом покупались именно три бутылки именно этого лимонада.
Одна бутылка доставалась Свете, вторая - мне, а третью наши мамы распивали на пару.
Неразменная двушка спустя неделю была потрачена на спички.
А потом лейтенанты вернулись из похода. Но это уже совсем другая история.
Tags: Байки, Жизнь, Личное, Североморск
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment