ivalnick (ivalnick) wrote,
ivalnick
ivalnick

Как правильно заканчивать исторические дискуссии

В нашем садоводстве действует негласное соглашение: никаких разговоров о политике и истории. Можно хвастаться цветами и урожаем, можно спрашивать совета по любому дачному вопросу, обсуждать погоду или грибы, беседовать о детях или даже шансах "Зенита" на чемпионство в этом сезоне (хотя это уже перебор, я считаю), но не дай бог коснуться запретных тем. Никаких разговоров про Украину, Путина, Сталина и прочие точки водораздела.
Народ ведь у нас горячий и говорливый: ты ему слово, а он тебе два; ты ему в ухо, а он тебе в зубы. А дальше начинается партизанская война, переходящая в открытые разрушительные конфликты. И кому это надо? Мы ведь все приезжаем туда отдохнуть, шашлыков пожарить, по лесу погулять (кому повезет - еще и грибов собрать), детей на свежем воздухе выгулять и комаров подкормить, да поковыряться в земле для своего удовольствия.
Но и на старуху бывает проруха.

После смерти бабы Зины её участок простоял пустым почти три года: может быть наследники не могли определиться с его судьбой, а может просто покупателя не находилось. Только этой весной на участке стала появляться Газель с двумя-тремя мужиками в спецовках, которые выгружали из неё доски, мешки и коробки, грузили обратно бесформенное нечто, а из дома периодически доносились звуки строительных работ. В разговоры они не вступали, да и за пределами участка их не встречали.
Но первого мая туда въехал RENAULT DUSTER с одним только водителем, одетым как пижон на пикнике, хотя и чувствовалось, что ему за 60. И хотя вид его не гармонировал ни с участком, ни с домом, ни с окружающей действительностью, но улыбка, которой он приветствовал соседей, смягчила первое впечатление. Он энергично обошел все соседние участки, смело проникая сквозь калитки, стучал в двери и произносил одно и тоже:
- Добрый день! Меня зовут Илья Борисович и я ваш новый сосед. Прошу вас вечером ко мне на пару рюмок за знакомство и ради хороших отношений.
Такая уважительность у нас в чести, а уж отказаться от приглашения и знакомства и вовсе грех, поэтому все согласия были получены.

С пустыми руками у нас в гости не ходят, а потому:
- я пришёл с бутылкой водки;
- Ярослав Петрович с бутылкой коньяка;
- Иван Андреевич с кастрюлей варной картошки;
- Тимур Ильясович с кастрюлей тушеной говядины;
- Лев Карлович с мариноваными грибами и огурцами.

По случаю теплой погоды стол был накрыт на веранде. Даже там было заметно, что дом подвергся вполне себе существенным преобразованиям: новая отделка и большей частью, если и не замененная, то сильно отреставрированная мебель.
А уж сам-то стол был украшен мясной и колбасной нарезкой, тушками тонко нарезанных помидор и огурцов, грудами зелени, салом, специями и двумя запотевшими бутылками водки, дополненными томатным и апельсиновым соком. Добавив к столу свои приношения, мы разместились и приступили к процессу.
Первая рюмка прошла, как и положено, за знакомство. Вторая и последующие под обсуждение участка, дома, бывшей его хозяйки и пожелания новому хозяину.
Мы обсудили сложенную печку и рекомендовали сразу двух печников для приведения её в совершенный вид.
Мы выяснили, что новый наш сосед уже пенсионер, который собирается жить здесь постоянно.
Дали ему 1000 рекомендаций относительно обустройства и полезных знакомств.
Помянули огурцы бабы Зины, которые она выращивала в теплице, и проконсультировали относительно посадок, пообещав снабдить рассадой.

И вот, когда была разлита очередная рюмка, Илья Борисович встал и произнёс:
- Предлагаю теперь выпить за нашу Родину!
- Простите, за какую именно? - настороженно уточнил Лев Карлович.
- Как за какую? - Не понял Илья Борисович и продолжил с улыбкой - За нашу общую Советскую Родину!
На стол с треском опустились две рюмки, одна из которых рассталась с половиной своего содержимого.
- Извините, но за это я пить не буду! - сказал Ярослав Петрович - Моего деда в лагерь на 20 лет засадили, а другого и вовсе повесили.
- А у моего отца, когда их высылали, двое братьев умерли! - добавил Тимур Ильясович.
- И правильно сделали, - сказал Иван Андреевич, лихо опрокинув рюмку - потому что пока мои дед с отцом под Могилевом партизанили, ваши предки наши деревни жгли, да немцам прислуживали.
- Друзья мои, - вмешался Лев Карлович, всё еще сжимающий в руке рюмку, но благоразумно отодвинувшийся к двери - у каждого из нас могут быть свои обиды в прошлом, но сейчас-то мы здесь с вами...
- Заткнись, морда, с тобой мы потом поговорим! - прорычали спорщики хором.
Илья Борисович слушал всё это с застывшей на лице улыбкой и дергал головой, как будто пытался вытрясти из ушей воду.
А вот многомудрый Лев Карлович, уже проскочивший в дверь, затарахтел как пулемет:
- Спасибо за гостеприимство, Илья Борисович. Тимур Ильясович, завтра я к вам зайду за деньгами. Иван Андреевич, завтра я зайду к вам за мотоплугом. Ярослав Петрович, с колодцем наше дело обождет. Алексей, вы проводите меня до дома?

Я, выпив свою рюмку, пошёл за Львом Карловичем, слушая его монолог:
- Алексей, вы молодой человек, но вам уже пора задуматься. Ну почему в вас, русских, всё так сложно и просто. Не перебивайте меня, потому что я знаю, что Ярослав Петрович украинец, Иван Андреевич белорус, а Тимур Ильясович вообще чеченец, и только мы с вами коренные ленинградцы. Но все вы говорите только на русском, пьете водку и даже когда готовы убить друг-друга вы все вместе нападаете на евреев. Да-да-да, Алексей, даже вы! Изольда Карловна сама слышала, как ваше жена говорила вашей тёте, что "У евреев салат прёт, а наш чахнет. К чему бы это?" И не надо мне объяснять, что она назвала нас по национальности как и всех. По национальности вы называете только нас, хохлов, армян, узбеков, татар, белорусов и чувашей. А ведь остальных-то по номеру участка или имени-отчеству хозяина! И вот так всегда. Но я скажу вам больше. Я вам скажу, что когда вы пойдете назад, то вас непременно пригласят выпить примирительную, а всё это недоразумение свалят на меня...

И, действительно, когда я шел назад у своей открытой калитки меня ждал Ярослав Петрович, который жестом пригласил меня зайти. У его столика на заднем крыльце уже сидели Иван Андреевич и Тимур Ильясович. Иван Андреевич щедро посыпал нарезанным луком селедку и грибы, а Тимур Ильясович колдовал со специями, овощами и куском мяса. На столе стояли пять рюмок, четыре из которых уже были наполнены, а Ярослав Петрович продолжил так, как будто и не прерывался:
- И я ещё раз вам объясняю, что подбор специй сильно зависит от места, в котором мы собираем и готовим грибы. Ну любите вы маринад с перцем и гвоздикой - ваше право. Но для северных грибов они не нужны. Только соль, сахар, горчица, тмин и уксус.
Иван Андреевич только кивнул, а Тимур Ильясович позволил себе возразить:
- Не бывает маринада без лаврового листа!
- Хорошо, - поморщился Ярослав Петрович - пусть и лаврушка будет, хотя пихать её везде подряд...
- Нет, - продолжал возражать Тимур Ильясович - не бывает маринада без черного перца!
- Хорошо, - вздохнул Ярослав Петрович - вот сейчас попробуем все три комбинации и ты сам поймешь.

Спустя пару рюмюк рядом со мной волшебным образом материализовался Лев Карлович, который включился в обсуждение маринада так, будто он всё время сидел с нами. И в каждом из вариантов маринада он находил свои достоинства и свои недостатки, привязывая их к месту сбора грибов, а Ярослав Петрович и Тимур Ильясович по очереди махали на него руками или целовали его в нос.
Мы с Иваном Андреевичем больше отмалчивались, отдавая должное селедке...

В семь утра меня разбудил стук в дверь, за которой ждал Илья Борисович с пакетом холодного томатного сока и тарелкой бутербродов.
- Я не понимаю что и почему вчера случилось. - говорил он - Но ведь из этого должен быть какой-то выход? Я приехал сюда, чтобы спокойно прожить то, что мне осталось, а не для таких...
- Пиво, водка и закуска есть? - спросил я.
- Я не первый раз замужем.
- Накрывайте. Часов на двенадцать.
И он накрыл, а мы собрались.
Посмотрим, приживется ли он здесь.

P.S. Владимир Владимирович правильно говорит, что надо бороться с пьянством и алкоголизмом, как с отрыжкой прошлого, от которой ничего хорошего ждать не приходится. Но, в то же самое время, это еще и смазка, которая позволяет нам отряхнуть старые распри и жить здесь и сейчас, а не обидами наших предков.
Tags: Дача, Жизнь, Политика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments