?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий | Следующий

Как это называется, когда всякие графоманы, вроде меня, пишут нечто по мотивам известных книг?
Фанфик?

Вот оно самое и есть.
Представляете себе Эраста Фандорина, вычисляющего красного шпиона в штабе Ковалевского?
Почитателям Акунина и Болгарина лучше под кат не заглядывать. :-)


"Еще пять минут и ухожу!" в десятый раз поклялся себе Эраст Петрович Фандорин, дожидающийся приема у командующего. В приемной было жарко, суетились люди, а время, отпущенное на выполнение деликатного поручения, утекало сквозь пальцы.
Адъютант командующего, молодой и мужественный капитан, и младший адъютант, юношеского вида подпоручик, обращали на него внимания не больше, чем на мебель, занимаясь своими делами. И это на него, приехавшего с поручением от самого Антона Ивановича!
- К-когда меня сможет принять командующий? - в очередной раз спросил Эраст Петрович, вставая.
- Извините, - пожал плечами адъютант - Владимир Зенонович работает с документами и просил не мешать.
- Я из ставки главнокомандующего! - попробовал надавить на него Фандорин, но не увидев никакого почтения в его глазах, сел обратно.
Возможно, что через пять минут он бы действительно отбыл, но за мгновенье до окончания этого срока в кабинет вошли среднего роста полковник и миловидная барышня лет восемнадцати. Эраст Петрович сразу понял, что это полковник Щукин, начальник контрразведки, хорошо описанный ему в штабе, и его дочь, обладавшая таким же нетерпеливым взглядом в упор.
Полковник прошел прямо к кабинету, бросив короткий взгляд на капитана, но, прежде чем войти, остановился и спросил:
- У себя?
- Работает с документами, - смущенно ответил капитан.
- Понятно, - посуровел полковник - Павел Андреевич, вы же знаете что делать?
- Так точно, господин полковник! - молодцевато ответил капитан и скрылся в соседнем помещении.
Через несколько он минут прошел в кабинет вслед за полковником, неся в руках накрытый салфеткой платок, под которым без труда угадывались кофейник и графинчик.
Девушка, изящно присевшая кресло, щебетала с младшим адъютантом, периодически поглядывая на Эраста Петровича. От каждого из этих взглядов он чувствовал себя так, будто его обливали кипятком и ледяной водой одновременно. Но, как он ни старался, спрятаться от них не получалось. И когда через пять минут капитан пригласил его пройти в кабинет, Эраст Петрович, пожалуй, испытал облегчение.

Генерал-лейтенант Ковалевский принял Фандорина холодно. Сидя за своим столом, на котором были аккуратно разложены бумаги, он утирал багровую шею шелковым платком и смотрел не столько на посетителя, сколько сквозь него. Если бы не легкий запах кофе и коньяка, то можно было бы подумать, что его действительно оторвали от важной работы.
- Я привез Вам сообщение от главнокомандующего и имею устную инструкцию. - сказал Эраст Петрович, протягивая пакет.
- Садитесь, господин э-э-э...
- Фандорин. Эраст Петрович Фандорин. Консультант главнокомандующего по особым поручениям.
- Не важно, - отмахнулся от него Ковалевский и передал пакет полковнику.
- П-простите, но... - начал было говорить Фандорин, но был тут же прерван.
- Полковник Щукин является начальником отдела контрразведки моей армии. И если я не могу доверять даже ему, то делать мне здесь нечего. Да и вам тоже! - неожиданно резко сказал Ковалевский и обратился к Щукину - Что там, Николай Григорьевич?
- Если опустить чепуху, - быстро проговорил полковник, от чего Фандорина передернуло - то нам обещают прислать танки. Через две-три недели. Так что, все наши оперативные планы в части наступления будут серьезно подкреплены.
- Я давно ждал этого. - сказал Ковалевский и бросил взгляд на Эраста Петровича - У вас что-то еще?
- Да! И я хотел бы поговорить об этом наедине.
- Это служебный вопрос?
- Да!
- Тогда я вам уже всё сказал. Или говорите при Николае Григорьевиче, или идите вон. - отрезал Ковалевский.
"Извините, господа, я не хотел ставить вас в неловкое положение" с несвойственным ему злорадством подумал Эраст Петрович и, стараясь не заикаться, медленно выговорил:
- Господа, в вашем штабе работает красный шпион!

Реакция Ковалевского и Щукина на его сообщение Эраста Петровича удивила. Было такое ощущение, что они еле-еле удерживаются от смеха. Однако все его требования были исполнены немедленно. Отдельный кабинет, личные дела офицеров штаба и контрразведки, два прикомандированных офицера из фронтовых частей.
Единственное, что задерживало работу, это мысли о Тане, дочке полковница Щукина.
Выходя в приемную вслед за полковником Эраст Петрович не столько услышал, сколько прочитал по её губам фразу, обращенную к адъютанту: "Когда же мы теперь увидимся?"
Судя по тому, как нахмурился Щукин, он эту фразу точно услышал, но произнес как ни в чем не бывало:
- Позвольте вас представить друг другу. Павел Андреевич Кольцов, адъютант командующего. Эраст Петрович Фандорин, консультант главнокомандующего. Татьяна, моя дочь.
Татьяна еще раз обожгла Эраста Петровича своим взглядом и отвернулась к капитану Кольцову, однако Щукин взял её под локоть и вывел из приемной, не дав даже попрощаться. Фандорин шел за ними в двух шагах.

Поздним вечером, прочитав около сотни папок с личными делами, сделав два десятка телеграфных запросов и побеседовав с десятком офицеров лично, Фандорин сидел в кабинете у полковника Щукина. Начальник контрразведки курил папиросы, а консультант главнокомандующего сигары. Дым, выпускаемый обоими, причудливо перемешивался и образовывал пелену, за которой они могли прятать взгляды.
- Николай Григорьевич, вы же профессионал. Как вы могли настолько позволить себе поддаться личным чувствам?
- Не понимаю вас, - ответил Щукин.
- Всё же очень просто. У вас есть всего шесть офицеров, которые отвечают нашим критериям поиска.
Щукин не глядя вынул из папки лист и передал его Фандорину.
- Да, это именно они! И дальше всё становится совсем просто.
- Извольте объяснить.
- Николай Григорьевич, единственный, кто отвечает в-всем требованиям, это капитан Кольцов. Адъютант командующего.
- Можно точнее?
- Пожалуйста! Он единственный, чье происхождение не п-подтверждается по документам. Это раз. Он имел доступ ко всем документам, в том числе и тем, которые должны были быть доступны только командующему и вам. Это два. У него единственного нет никакого алиби на все происшествия. Это три. Поэтому это может быть только Кольцов.
- Этого достаточно, чтобы отправить его на фронт, но мало, чтобы отправить его на виселицу.
- Николай Григорьевич, я понимаю, что они с вашей дочерью влюблены друг в друга, но посмотрите фактам в лицо.
- А я смотрел Эраст Петрович. И вы ошибаетесь, если думаете, что я исключил Кольцова из подозреваемых только потому, что в него влюблена моя дочь. Напротив, мне это очень не нравится и я был бы рад, если бы вы оказались правы.
- Тогда я совсем вас не понимаю, Николай Григорьевич!
- Видите ли, Эраст Петрович, мы провели проверку другим способом и добились результата.
- И кто же?
- Ротмистр Волин.
- Нет, не может быть! Этого просто не может быть!
Щукин выложил на стол список киевских адресов с пометкой, а сверху положил телеграмму "Ротмистр Волин был убит в июне пятнадцатого года при усмирении студенческих волнений."
- Вот так, Эраст Петрович, не все ваши теории оправдываются.
- Мы встречались раньше?
- Нет, но я много слышал о вас.
- Вы уже приняли меры?
- Да, ротмистр Волин сегодня арестован.

Отъезд Эраста Петровича из Харькова больше был похож на бегство.
Избегая встречи с Кольцовым, на которого он чуть не навлек нешуточные неприятности, он даже не зашел попрощаться к командующему, поэтому и ехать пришлось не штабном вагоне, а во втором классе обычного поезда, достать билет на который было бы и вовсе невозможно, если бы не Маса, завязавший знакомства с железнодорожными служащими.
"Благородный муж не должен ..." проговаривал про себя Эраст Петрович, но продолжить фразу он не мог, потому что закрывая глаза он видел обжигающий взгляд Тани.

- Павел, это почти провал. У Фандорина не бывает ошибок. Тебе надо уходить! - говорил Фролов.
- Не волнуйся, еще две-три недели у меня есть. Пока мы не решим вопрос с танками я просто не могу себе позволить уйти.
- Поступай как знаешь. - Вздохнул Фролов и с любопытством продолжил - Но как тебе удалось уйти от Фандорина?
- Да я и не уходил от него. Я всё время был на виду.
- Тогда почему ты уверен, что он не вернется за тобой?
- Он видел нас с Таней. Кажется, он тоже влюбился в неё. Но он благородный человек и ему 63. Он не будет нам мешать.

Comments

livejournal
25 фев, 2017 10:25 (UTC)
Hello! Your entry got to top-25 of the most popular entries of the Northern region in LiveJournal! Learn more about LiveJournal Ratings in FAQ.

Profile

Аватарка
ivalnick
ivalnick

Latest Month

Декабрь 2018
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow