ivalnick (ivalnick) wrote,
ivalnick
ivalnick

Categories:

Посылочка для сыночки-студента

Постом от a4inka навеяло.

А дело было 20 лет назад.
Когда я уже вернулся в Питер, а родители всё еще оставались в Североморске, то я старался ездить к ним регулярно. Уж на их дни рождения обязательно (благо это через день), ну и на свой тоже. Или, хотя бы, на день флота. Или к любому другому празднику.
Туда я обычно ехал спокойно, а обратно - всегда с нюансами.
То надо инструменты Зиночки-маникюрши отвезти в мастерскую на Невском. Но сдавать их надо только Марку Абрамовичу, потому что Аркадий Борисович еще больно молод, чтобы ему такую ценность доверять.
То зимой мне всучат какое-нибудь экзотическое растение в горшочке, которое непременно надо доставить на выставку. И, главное, "Вы уж постарайтесь, голубчик! Чтобы без сквозняков и не меньше 25 градусов." Зимой. В плацкарте.
Но апофеозом стала посылочка....

Там всё было совсем просто: сестра маминой подруги рассказала своей коллеге, брат которой был женат на женщине, знакомой с кем-то, у кого сыночек учился в институте, что сын моей мамы через неделю поедет в Питер, а значит это оказия.
Отказывать в передаче посылочки было неудобно. Мне же самому иногда их привозили разные люди. Ну и грех не помочь голодающему студенту.
Договорились встретиться в Мурманске прямо у вагона. А в Питере меня тоже встретят, так что никаких хлопот. "А как я вас узнаю? - Легко!"

И я действительно легко их узнал. Потому что у вагона стояли только два человека возле коробки из под телевизора Радуга, обвязанной несметным количеством веревочек, порой переходящих в канаты.
Они сделали три героические попытки впихнуть эту коробку в вагон, но она катастрофически не хотела туда влезать. "Придется в тамбуре везти!" - хмыкнул папаша студента и заставил молоденькую проводницу открыть нерабочий тамбур, половину которого тут же заняла эта коробка, бережно поднятая туда папашей и его спутницей.
"Мужчина, так неположено!" - пищала проводница.
"Ничего-ничего! Всё будет хорошо!" - ответил ей папаша и тут же смылся со своей спутницей с вокзала.
Мне оставалось только пройти в свое купе и стоически терпеть испытания.

Первое испытание наступило сразу, как поезд тронулся: проводница объявила мне, что нестандартный и негабаритный багаж должен быть оплачен, по весу, потому как и так против правил едет там, где грузы везти не положено.
Напор был сильным и я бы даже сдался, но денег у меня с собой не было, а потому я промолчал.

Час спустя к проводнице присоединился бригадир, который сперва взывал к моей совести, но, обнаружив её отсутствие, пытался воздействовать и физически. Что-то у него пошло не так, потому что я его и пальцем не тронул, когда он поскользнулся и упал, разбив себе нос. Думаю, что это было экстренное торможение.
Его напор сразу угас и он предпочел паллиативное решение: приказал проводнице выкинуть эту коробку в Оленегорске на перрон и забыть про неё навсегда.
Наивный!

К тому моменту, когда мы доехали до Оленегорска, коробка так примерзла к полу тамбура, что оторвать её не представлялось возможным. Сперва это пыталась сделать сама проводница, потом коллеги подкрепили её усилия, а напоследок некий мичман, на фоне внезапно возникших симпатий, вылил под коробку литр кипятка и попробовал выпихнуть её с разбега.
Насколько я понимаю, переломов у него не случилось, но романтические порывы угасли и всю оставшуюся дорогу он тихо страдал на своей койке.

Когда мы подъехали к Петрозаводску на эту коробку, как мне кажется, успел посмотреть весь поезд. Некоторые даже пробовали её пододвинуть или вскрыть, но безрезультатно. В конце концов интерес к этому развлечению угас, а я немного успокоился относительно столь неосмотрительно принятых на себя обязательств.

Чем ближе мы подъезжали к Питеру, тем больше я задумывался: а что мне делать, если меня не встретят?
То есть, теоретически у меня был телефон, по которому можно позвонить, и адрес, на который, можно "посылочку" завезти, но я не сомневался, что даже если мне и выкинут её на перрон, то я останусь жить рядом с ней, потому что не смогу сдвинуть её с места.

К счастью, меня ждали. На платформе стоял двадцатилетний крепыш, габаритами напоминающий папашу, в окружении таких же как он студиозусов. Пока двое из них, просочившись в тамбур, подавали коробку двум другим снаружи, оторвав её от пола легким движением, сыночка, больно сжав мне руку, тряс её и приговаривал: "Вот спасибо! Вот удружили! А то же ни кто брать не хотел. А тут всего-то 240 килограмм!"
И он умчался вслед за своей коробкой, которая преодолела уже половину пути к вокзалу.

О том, что было в этой самой коробке я узнал значительно позднее.
Это был подарок сыну на день рождения.
От папы, мастера спорта по тяжелой атлетике, сыну, начинающему спортсмену из институтской сборной.
Бережно упакованный набор блинов для штанги.
А гриф для неё накануне привез другой бедолага, который всю дорогу ехал с ним в обнимку на своей верхней койке.
Tags: Байки, Жизнь, Личное, Юмор
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments